Сообщение от ополченца Александра Жучковского.

Сообщение от ополченца Александра Жучковского.

Начался сентябрь, можно уже подвести итоги прошедшего месяца и еще раз подумать над тем, что происходит на Донбассе. Август был для ЛДНР самым тревожным и горячим месяцем за прошедшее полугодие. От обстрелов погибли десятки мирных граждан и военнослужащих, очень много разрушений жилых домов, детских садов, больниц, объектов инфраструктуры. Ряд удавшихся и неудавшихся терактов ВСУ в обеих республиках. Наконец, попытки совершения украинцами терактов в Крыму и гибель двух российских военнослужащих.

Прошел почти месяц после событий в Крыму и известного заявления президента РФ. Путин признал “нормандский формат” переговоров по Украине бессмысленным и инициировал серьезные движения в Крыму и на Донбассе (военные учения, переброска войск и др. меры). Вооруженные силы ЛДНР были приведены в полную боевую готовность, военным и чиновникам запретили отпуска (а находящихся в отпусках отозвали), в войсках и гражданских учреждениях были проведены инструкции и предприняты меры, указывающие на намерение республик всерьез воевать с Украиной. Разнообразные “советники” и “кураторы” надували щеки и делали многозначительные намеки – типа “началось”, “Москва собирается действовать”.

Повторяю, прошел месяц после крымских событий и реакции Путина. Какие практические решения приняты? Как реально отреагировала Москва? Никак. Что изменилось? Ничего. НИ-ЧЕ-ГО.

10 августа в заявлении Путина киевские власти “захватили власть и продолжают ее удерживать”, а уже 19 августа – снова “партнеры” (“судя по всему, наши партнеры в Киеве приняли решение обострить ситуацию”). В этом же выступлении на заседании Совбеза в Крыму Путин заявил, что Россия не собирается сворачивать отношения с Украиной. Причем сказал буквально следующее: Украина не хочет нормальных отношений и обостряет ситуацию (т.е. готовит теракты и убивает российских граждан), но мы все равно будем поддерживать нормальные отношения и создавать для этого все условия. Кстати, сегодня пресс-секретарь Путина уже сообщил, что встречи в “нормандском формате” (который Путин назвал бессмысленным) возможно продолжатся.

С каждым днем Россия теряет инициативу и благоприятные условия для решительных действий против Украины. С каждым днем все больше утрачивается вера (особенно у жителей Донбасса) в способность российского руководства решить или хотя бы начать решать “украинский вопрос”. Московские гастролеры в ДНР вызывают уже откровенное недовольство и раздражение своими обещаниями по поводу скорых действий России. Полное недоверие ко всяким обещаниям и дикая усталость от полной неопределенности – вот, что чувствует большинство жителей и ополченцев Донбасса. И никакими словами эти настроения больше не изменить, нужны реальные дела. Единственное реальное дело, которое может и должна предпринять Россия (самостоятельно или дав возможность сделать это республикам) – остановить артиллерийский террор и освободить оккупированные территории ЛДНР, чтобы люди могли вернуться домой, соединиться с семьями и начать планировать свою жизнь дольше, чем на неделю вперед.

Недавно украинцами была опубликована прослушка телефонных переговоров Сергея Глазьева с представителями восставших регионов Новороссии весной 2014 г. В этих переговорах есть момент, когда один из лидеров в Одессе просит Глазьева дать конкретные инструкции, выражает беспокойство, что без реальной поддержки и гарантий Москвы восстание будет подавлено. Глазьев отвечает, что все под контролем и помощь будет, упоминает про то, что Совет Федерации дал президенту полномочия использовать ВС за рубежом и т.д. “Это очень серьезно, вас поддержат, не волнуйтесь” – сказал Глазьев. Чтобы случилось потом в Одессе мы знаем. Очень больно и горько сейчас слышать это “вас поддержат, не волнуйтесь”…

Самого Глазьева нет смысла винить, у меня нет оснований сомневаться в его личной идейности и стремлении поддержать Новороссию. Но он был просто исполнителем, курировал этот процесс как советник президента – пока “проект Новороссия” был для Администрации актуален. Думаю, самому Глазьеву (которого быстро отодвинули от процесса, заменив Сурковым) сейчас очень тяжело вспоминать про то, как он обещал русским Одессы и др. регионов поддержку Москвы. Но ни Глазьеву, ни тем более Суркову и Путину, вряд ли понять, как тяжело русским Новороссии сегодня, как тяжело русским Донбасса, в том числе тем, которых Москва все-таки поддержала, но которые продолжают гибнуть от украинских снарядов.

Мои тексты читают жители ДНР, они часто благодарят за позитивные новости (сообщения об “ответках”, уничтожении украинской техники, помощи российских военных, финансовой поддержки Россией республик и др.), но чаще встречаются скептические, критические комментарии. Несмотря на наше противодействие противнику и меры поддержки ЛДНР со стороны РФ, для населения Донбасса практически ничего не меняется уже на протяжении двух лет. Не меняется линия фронта, не освобождаются оккупированные территории, практически не улучшается плачевное материальное положение (разве что “смертельно больной” перешел в стадию “стабильно тяжелого”). Поэтому очень понятна и оправданна негативная реакция людей на всевозможные обещания улучшения ситуации в республиках.

Наверно, русские Донбасса никогда не перестанут надеяться на то, что Россия когда-нибудь прекратит их страдания и может даже “возьмет к себе”. Но чем больше проходит времени бездействия, тем больше гибнет людей. “Надежда умирает последней”, потому что умирает вместе с людьми. Мертвые уже ни на что не надеются.

* Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Ответить