Почему не будет “большой” войны

Почему не будет “большой” войны

Я не «вангую» и не пытаюсь выдавать желаемое за действительное. Но на фоне участившихся обстрелов и противоречивых подобий «военных операций» (пример «прорыва» под Дебальцево) не могу не отметить качественного усиления слухов (причем, и в военной среде) относительно скорого наступления ВСУ в Донбассе.

Слухи распространяются молниеносно и уже не только в солдатской среде. Нередко можно услышать и от офицеров, что по «достоверной» информации, наступление начнется 12 (14, 15, 25, 30 …) июля. Откуда даты? Кто их знает. Кто-то, видимо, ждет окончания саммита НАТО (как-будто он на что-то у нас влияет), кто-то завершения сессии украинского парламента (вопрос туда же), кто-то ориентируется на еще какие-то неизвестные даты и воображаемые события.

Я, конечно, не берусь утверждать, что вероятность наступления абсолютно нулевая, но я совершенно не вижу глобальных причин и серьезных предпосылок. В первую очередь, социально-экономического, во вторую, политического плана.

Сегодня на глаза попалась публикация Андрея Бабицкого на эту же тему. С анализом которого, я соглашусь по большинству пунктов. Основные его выводы следующие:

Похоже, что обострение только набирает обороты — при обстрелах тяжелая техника, ранее маскировавшаяся украинцами, используется уже без малейшего стеснения. Они даже не пытаются сейчас делать вид, что отвели от линии соприкосновения запрещенные соглашением «Минск-2» крупные калибры. На позиции интенсивно перебрасывается новая техника, доукомплектовываются боевые части ВСУ. Казалось бы, все указывает на то, что Киев планирует развернуть в ближайшее время очередной масштабный штурм двух независимых республик.

Однако мне все же кажется, что у нынешних событий есть иное объяснение. В самом деле, в идеале цель любой войны — одержать победу над врагом, захватить его территорию, взять под контроль население и органы власти. Я, честно говоря, не очень верю в то, что украинское руководство всерьез рассчитывает на успех наступления. Более того, мне кажется, что никто не ставит задачу очистить Донбасс от «сепаратистов». И вот почему.

Во-первых, даже с нынешними ресурсами ВСУ едва ли может надеяться на победу, поскольку очевидно, что жители Донбасса не горят желанием видеть у себя дома «освободителей», которых они считают нацистами, а соответственно, сопротивление вторжению будет носить отчаянный характер. То есть разговоры о «размытой» различными обстоятельствами и бытовыми проблемами мотивации граждан ДНР И ЛНР защищать свою землю едва ли имеют серьезные основания. Понятно, что жизнь в республиках складывается не идеальным образом, но ненависть к тем, кто в течение двух лет обстреливает твой дом и убивает людей, из-за этого не становится менее глубокой. Напротив, каждый новый день лишь углубляет разрыв между двумя частями еще не так давно единой страны.

Во-вторых, Киев не может быть уверен, что в случае наступления в дело опять не вмешается «северный ветер». Наоборот, вероятность того, что Москва поможет своим подопечным, не просто велика — она почти стопроцентна. А это означает, что в каких-нибудь новых мешках бессмысленно сложат свои лихие головы еще сотни и сотни украинских военнослужащих и будут уничтожены сотни единиц украинской бронетехники, которой сегодня у Украины отнюдь не бездонные запасы.

В-третьих, я уверен в том, что, даже будь у Киева полная уверенность в успешности силовой операции по взятию Донбасса, он и в этом случае не стал бы проводить такую операцию. По нескольким причинам. С одной стороны, взять «на кормление» сотни тысяч оставшихся (большинство населения в случае успешных действий ВСУ, опасаясь гигантской нацистской облавы, бежало бы в Россию) экономически обескровленная Украина просто не в состоянии. Она не может себе позволить содержание разоренного войной региона, в котором надо проводить масштабные и дорогостоящие восстановительные работы, надо начинать вновь выплачивать пенсии, социальные пособия, зарплаты бюджетникам.

С другой стороны, для управления сотнями тысяч обозленных «сепаратистов», всей душой ненавидящих украинскую власть, нужен очень эффективный и опять-таки высокозатратный репрессивный аппарат, который позволил бы не допустить массовых проявлений недовольства. Кроме того, «сепаратизм», если бы границы между Донбассом и Украиной вновь стали прозрачными, в той или иной форме стал бы транслировать себя на территорию всей страны.

В сердце своем Украина давно попрощалась и с Крымом, и с Донбассом. Уже много лет украинцы, чьи души разъела ржа национализма, уверены, что и там и там живут люди лишнего сорта — «москали», пребывающие в рабстве у проклятого коммунистического прошлого, потомки уголовников, которыми советская власть якобы в свое время заселила Донбасс, и тупая шахтерская сволочь, упертая пролетарская кость. С этим отребьем Украине, уверенно продвигающейся в направлении европейской демократии, совсем не по пути.

Геополитика не позволяет Киеву публично отречься от земель, захваченных сволотой, но кулуарно она это уже сделала — так же как Кишинев уже давно махнул рукой на Приднестровье, хотя официально продолжает настаивать на необходимости воссоединения.

И, может быть, самая главная причина, по которой украинской власти не нужна никакая победа, — это его уникальное психосоматическое состояние, обретшее за постсоветский период законченную форму. Любой национализм вырастает из виктимности, комплекса жертвы. Украинцы, убедившие себя в том, что в течение столетий они терпели нечеловеческие лишения под игом тоталитарной России, должны и сегодня иметь возможность списать все свои наличные беды — развал экономики, катастрофическое падение уровня жизни — на «клятых москалей». И дело здесь не только в киевских начальниках, которые используют войну как средство психологической мобилизации населения. Сами люди остро нуждаются в уверенности, что Россия продолжает попытки подорвать великий свободолюбивый дух гордого народа, который, несмотря на все выпавшие на его голову в связи с войной тяготы, продолжает приносить себя в жертву ради торжества демократии и ценностей национального быта.

Большая и убедительная победа могла бы нанести серьезный ущерб образу народа-страстотерпца и лишить украинцев спасительного ощущения причастности к величайшей миссии — оборонять весь мир, сдерживая на собственной территории гигантского монстра под названием Россия, противного всему доброму и светлому на планете.

И что хотите со мной делайте, меня не поколебать в уверенности, что никаких серьезных наступательных действий в Донбассе Украина не предпримет.

Что же тогда представляют собой все эти странные и бессмысленные с военной точки зрения атаки, продолжающиеся обстрелы, кому нужны новые трупы военнослужащих, погибающих едва ли не ежедневно под ответными ударами?

Они нужны исключительно Украине, никак не Донбассу, который хотел бы, пусть даже в сегодняшних унизительных границах, наладить мирную и спокойную жизнь в своих городах. Украинцам же необходимо постоянное подтверждение, что их пытаются поставить на колени, что они платят собственными жизнями, жизнями своих родных и детей за право быть свободными, за счастье жить самостоятельно, а не под Россией. За свой национальный удел с вышиванками, хатами и задушевными песнями.

Именно поэтому и рвутся снаряды на линии соприкосновения, поэтому упрямо встают под огнем все новые фигурки, поэтому все время идет работа по поддержанию образа большой войны. Стягивается вооружение, формируются новые подразделения, укрепляются старые, проводится очередная мобилизация и переправляются по дорогам домой в гробах трупы «героев АТО», которых встречают на обочинах странные коленопреклоненные люди.

Наступления не будет, но ВСУ не прекратят трепать нервы Донбассу еще очень долго, поскольку набраться смелости и трезво взглянуть на свою распадающуюся страну украинцам, мне кажется, духу не хватит еще очень долго.

От себя присовокуплю еще и следующее: давным-давно киевская правящая верхушка выстроила на беде Донбасса огромный бизнес. Куда уж там янтарным «республикам». Здесь все: и энергетические схемы, и контрабанда, и списание бюджетных средств, и отмывание денег и десятки других нечистоплотных схем. Зарабатывают все: силовики, военно-гражданские руководители, чиновники и дельцы всех мастей.

Это колоссальный бизнес, в который вовлечены десятки тысяч людей. А когда бизнес процветает, вряд ли кому-то захочется его ломать. По крайней мере, пока нынешняя власть сидит в Киеве.

Так что будем реалистами. Нынешнее положение дел (ни войны, ни мира) – это надолго. Как и нынешние границы наших республик.

Александр Дорошенко

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Ответить