Интервью с участником событий Русской Весны в Днепропетровске Михаилом Меньшиковым

Интервью с участником событий Русской Весны в Днепропетровске Михаилом Меньшиковым

Два года назад, 1 марта 2014 года началась Русская
Весна – восстание против захватившей власть на Украине киевской хунты,
охватившее всю территорию исторической Новороссии – от Харькова до Одессы. К
сожалению, безоговорочной победой русское восстание завершилось только в Крыму
и Севастополе, которые 18 марта 2014 года воссоединились с Россией. Донецку и
Луганску в ожесточенной борьбе удалось отстоять свою независимость и удержать
под контролем хоть и меньшую, но наиболее развитую в промышленном отношении
часть территории бывших Донецкой и Луганской областей. На остальной же
территории Новороссии Русская Весна была потоплена в крови нацистскими
головорезами. Одним из первых пал Днепропетровск – бывший Екатеринослав – «южная столица Российской империи»,
отданный хунтой на откуп олигарху Игорю Коломойскому и его частной армии.

О том, как развивались события Русской Весны в
Днепропетровске и о причинах её поражения мы поговорили с непосредственным
участником событий, основателем днепропетровского клуба зимнего плавания
«Нордстрим», активистом местного отделения «Левого сектора» Михаилом Меньшиковым, который вместе со
своей сестрой Мариной Меньшиковой, и многими участниками событий Русской Весны
внесён в расстрельные списки сайта Миротворец.


Какие настроения преобладали в Днепропетровске накануне и во время так
называемого «евромайдана»: пророссийские или большинство днепропетровчан
все-таки связывало своё будущее с обещанной евроинтеграцией?

-Настроения
были неоднородные. Число активных сторонников курса на вступление в Таможенный
союз и сближение с Россией примерно совпадало с количеством активных
сторонников евроинтеграции. Хотя, всё-таки, я думаю, пророссийски настроенных
людей было больше.


Как жители Днепропетровска отнеслись к началу «евромайдана» в Киеве? Были ли
попытки устроить нечто подобное в Днепропетровске? Как на это реагировала
местная власть?

– Было
подобие майдана, которое собирало несколько десятков человек по вечерам. Их не
раз разгоняли местные спортсмены и поддержка евроинтеграторов населением была
довольно низкая.В конце
января 2014 года майдановцы, в ряды которых влились боевики Коломойского,
предприняли попытку захвата ОГА, но были жестоко разогнаны милицией и
общественными активистами. До бегства Януковича из Киева местные власти –
представители «Партии регионов»: губернатор Колесников, мэр города Куличенко и
председатель облсовета Удод активно сопротивлялись сценарию государственного
переворота. После того, как Янукович слился, они попали под пресс со стороны
радикалов и вынуждены были написать заявления об уходе со своих постов. При этом мэр Куличенко, как профессиональный
флюгер, быстро подстроился по новую конъюнктуру, написал заявление о выходе из
ПР и начал петь под дуду нациков.

– Когда в Днепропетровске появляется Антимайдан?

– Антимайдан появился в феврале, после переворота, когда завезённые в
город нацисты и местные бандеровцы снесли памятник Ленину. До этого было
некоторое подобие антимайдана по найму, которое было создано руководителями-регионалами
с целью митинговать в поддержку Януковича и охранять ОГА от банд местных и
заезжих радикалов. После сдачи Януковичем Киева подконтрольные регионалам
«антимайдановцы» разбежались. А массовые народные протесты начались в конце
февраля.

– Какие организации и движения принимали в этих
протестах участие?

– «Левый сектор», который я представлял, «Союз советских офицеров» Виктора
Марченко, который затем «лёг» под Коломойского. Были также НОД, «Боротьба»,
«Русский блок», «Народная Воля», «Славянский рубеж», коммунисты, ПСПУ Натальи
Витренко… Ну, и все желающие. Первая и, к сожалению, последняя настоящая
самоорганизация Антимайдана была 1 марта. Затем губернатором Днепропетровской
области хунта назначила Коломойского, который сразу же дал понять, что прессинг
будет сильным…

– Начались репрессии?

– На наших были устроены облавы. Людей избивали на улицах и стреляли без
оглядки на милицию, которую Коломойский подмял под себя. Некоторых потом
схватили и осудили за «сепаратизм». Немало людей пропало без вести…

– А 1 марта что происходило в городе?

– Горожане, возмущенные переворотом и сносом памятника Ленину, вышли на
улицы и разгромили лагерь майдана. Впервые за
всю историю существования Днепропетровска люди вышли с Российскими флагами,
один из которых был благополучно поднят над зданием городского совета

– Попытка штурма ОГА была? И сколько человек
удалось собрать в этот день?

– Наших было около 5000. Организаторы нас повели не на ОГА, а на ЦУМ, где
в тот момент было несколько десятков майданутых. Мы подожгли их палатку на
площади Ленина. Я во главе группы активистов заблокировал пожарный расчет,
пытавшийся погасить пламя горящего «евробомжатника». Самих майдановцев мы
заставили очистить постамент снесенного памятника Ленину от надписей и
наклеенных изображений так называемой «небесной сотни». На этом всё и
закончилось…

– А митинг был? Какую-либо резолюцию или
обращение к местным властям о противодействии перевороту в Киеве принимали?

– Митинг состоялся. Вёл его председатель днепропетровского «Союза
советских офицеров» товарищ Марченко. В числе выступавших был и небезызвестный Станислав
Ким, ныне назначенный мэром Горловки в ДНР. Прокричали про насильственный
захват власти хунтой, вспомнили про местные громады, которым принадлежит якобы
вся власть на местах.В завершении
приняли резолюцию о проведении референдума с целью предоставления автономии
Днепропетровской области, формировании ополчения Днепропетровска, и создании народной
власти, управляющей городом. Люди требовали проведения референдума с
целью вхождения Днепра и всего Юго-Востока в состав РФ и всё…

– То есть люди требовали именно воссоединения с
Россией? Не возвращения Януковича, не чего-то там ещё…

– Да, именно это и было нашей целью. Референдум о самоопределении
Днепропетровска и всего Юго-Востока, создание единого союзного государства
России, Украины и Белоруссии, и воссоединение с Россией. Днепропетровцы
поддержали происходившие в тот момент события в Крыму и хотели, чтобы и в нашем
городе все было также.

 

– А какую роль сыграл упомянутый Станислав Ким,
ныне назначенный главой ДНР Александром Захарченко на должность мэра Горловки?
Ходят слухи, что он был в Киеве на «евромайдане», затем сдавал хунте
днепропетровских активистов…

– Насколько мне
известно, в отличие от слухов, присутствие Кима на «евромайдане» подтверждено
видеозаписью одного из пропагандистских телеканалов киевской хунты. На митинге 1
марта в Днепропетровске Ким призывал не поддаваться на провокации, сохранять
порядок и спокойствие и объединяться с майдановцами, с которыми мы якобы «одна
семья». Затем, когда наша колонна двинулась к ЦУМу, где находились майданутые,
он со своими людьми пытался преградить нам путь. Это осталось запечатлено на
фотографиях.

– Что происходило в Днепропетровске после 1 марта,
с приходом Коломойского?

 

– На следующий день, 2 марта, указом Турчинова главой Днепропетровской ОГА
был назначен Беня Коломойский. Его боевики начали преследовать пророссийских
активистов. Председатель «Союза советских офицеров» Марченко был взят в оборот
СБУшниками и подельниками Коломойского и стал на них работать. В частности, он
передал своим новым «работодателям» списки ополчения Днепропетровска, которые
сам же и инициировал.

Прокуратура Коломойского возбудила уголовные
дела по факту нападения на днепропетровский «евромайдан» и поджёг палатки на
площади Ленина. Начались репрессии, движение Антимайдана пошло на спад. В
начале марта я выехал в Крым и вернулся в Днепропетровск 1 апреля, перед
захватом ОГА. На каждый последующий митинг, которые в марте проходили
регулярно, приходило все меньше и меньше людей. Апофеозом слабости и слива
движения стало 7 апреля.

– Это был день провозглашения народных республик
в Донецке и Харькове. В Днепропетровске пытались устроить нечто подобное?

– Это была несостоявшаяся провальная попытка захвата обладминистрации. Нас
было всего человек 150 без оружия. Половина – женщины и старики. В этот день
шансы взять под контроль административные здания были реальные, если бы люди
массово пришли на захват ОГА. Правоохранители, стоявшие в оцеплении одели на
форму георгиевские ленточки и не
собирались оказывать нам сопротивление. Но
город не вышел. В итоге, потолклись, покричали: «Россия за нас!», «Днепр за
Донбасс!» и разбежались.

ОГА охраняли
вооружённые нацисты Коломойского, которых было на порядок больше, чем нас. К
тому же, в тот день перевербованные хунтой «лидеры» днепропетровского сопротивления
достигли договорённостей с замом Коломойского Филатовым о недопущении никаких
проявлений «сепаратизма» и столкновений. Филатов пообещал не преследовать
оппозицию и даже выделил им специальное помещение в ОГА, где они собирались.
Это был окончательный слив Антимайдана и поражение Русской Весны в нашем
городе.

После этого ты вынужден был покинуть Днепропетровск?

– 5 апреля, за два дня до так называемого «штурма ОГА», мной был
организован заплыв через Днепр, который я посвятил объединению народов Украины,
России и Белоруссии. Перед стартом я сделал видеообращение к президенту
Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину с призывом защитить русских
соотечественников на Украине. 7 апреля, я был организатором митинга от движения
«Левый сектор» – наиболее радикально настроенного по отношению к хунте. После
этого я и моя сестра Марина Меньшикова, которая также принимала участие в
протестных акциях, попали в поле зрения СБУ. Через пару дней после несостоявшегося
штурма ОГА ко мне подошли люди в
штатском и «посоветовали» как можно скорее убираться из города.

 

– В отношении тебя хунтой были применены
какие-либо репрессивные меры?

– И я, и моя сестра Марина внесены нацистами в расстрельные списки на так называемом
сайте «Миротворец».

-Как ты оцениваешь текущую ситуацию в
Днепропетровске? С учетом остановки работы «Южмаша», напряжённой социальной
обстановки возможно ли повторение событие позапрошлогодней весны и открытое
восстание против хунты?

– К сожалению, в условиях тотальной антироссийской пропаганды,
значительная часть населения Украины настолько зомбирована, что своим главным
врагом видит не киевскую хунту, а Россию и её президента Владимира Путина.
Многие же из оставшихся здравомыслящих людей запуганы террором. Поэтому,
открытые выступления против нацистского режима на сегодняшний день
маловероятны.

– Что бы ты хотел пожелать нормальным адекватным
жителям Днепропетровска, живущим в условиях нацистской оккупации?

– Всем нашим я желаю не
терять надежды. Освобождение от хунты и создание большой Новороссии от Харькова
до Одессы неизбежно! И Екатеринослав обязательно будет в её составе!

Беседовал Дмитрий Павленко

 

 

 

 

 

 

 

 

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Ответить