Доброволец из зоны АТО: “Два года у нас была сильная армия. А...

Доброволец из зоны АТО: “Два года у нас была сильная армия. А сейчас это сборище алкоголиков”

Житель Житомира, доброволец и боец батальона “Киевская Русь” Василий Щербаков на днях вернулся из зоны боевых действий, и рассказал, что же происходит в зоне проведения АТО и с самой армией, изданию “ЖИТОМИР.today”.

“Два года назад у нас была действительно сильная армия. А сейчас это сборище алкоголиков, нормальные адекватные офицеры просто ушли, воевать некому. После демобилизации боевых офицеров, пришли офицеры-коммерсанты. Поймали кого-то с контрабандой, взяли денег и отпустили. Тупо зарабатывают деньги. В боевых подразделениях командуют ротами сепаратисты – люди, которые жили во время оккупации в Донецкой области, “менты”, которые пришли сюда, получили звездочки и сейчас командуют. Воевать никто не хочет. Все лижут зады друг-другу, занимаются “крышеванием”, “отжимом”, пьют. Армии, как таковой, не существует”, – сетует Василий.

По его словам, доброволец отмечает, что объединение добровольческих батальонов с кадровыми подразделениями привело, фактически, к развалу. Собственно, что и произошло с батальоном “Киевская Русь”.

“Угробили “Киевскую Русь”. Нас присоединили к 54-й бригады. Нас вывели с АТО и отправили на полигон. Взяли батальон сняли с передовой, перевели его на Новомосковск, оттуда на Широкий Лан, где аватарская бригада сожгла танк, БМП, 12 палаток, вооружение. Это не обучение, это просто они так пьют. У них за четыре месяца АТО боевые потери – 4 человека, а на полигоне шестеро умерли от алкогольной комы, одного зарезали, одного задавила БМП, самоубийства я просто не считаю. Это аватарская бригада, а мы – боевой батальон, при ней. Там постоянно меняют комбригов. Один, который из запоев не выходил, жег танки и БМП, пошел на повышение. Сейчас приехал другой. Боевой работы не ведется, учений не ведется. Когда его спросили почему, он ответил, что мы и так все умеем”, рассказывает Щербаков.

Также он отмечает, что сейчас в зоне АТО находится три роты, а по количеству как одна.

“Но фактически нас там нет. В чем прикол? Нужно же АТОшникам платить. А тут 100 человек, приказ на выполнение боевой задачи есть, а приказа на вход в зону АТО нет. И кто-то получает за всех, включая офицеров и солдат, 100 % надбавку. И когда мы начинаем задавать вопросы, нам говорят: не устраивает, вас выведем, других заведем”, – рассказывает мужчина.

* Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Ответить